Подарок от Князя

или

Если смерть, то в раю

Глава 1

Стоило сильнее нажать на педаль - и скутер летел вперед с неистовостью акулы. Настя словно растворялась в соленых брызгах. Ей казалось, что солнце избрало Средиземное море чашей наслаждений. Вдали, в ослепительной яркости, хмельно покачивался Кипрский берег, а именно - Лимассол - ПАРИЖ СРЕДИЗЕМНОМОРЬЯ. Он источал аромат блаженства и роскоши.

Уже неделю пребывая постоялицей отеля ЧЕРЧИЛЛЬ, Настя - простая русская душа - сделала для себя открытие. Главная притягательная сила богатства заключалась не в удушающих песцовых шубах, полами которых мели московские улицы пассии новых русских. Подлинный магнетизм роскоши она ощутила в классном отеле, где вс╠ ласкало слух и облегчало вашу жизнь, в крупном и в мелочах доводя ее до райского комфорта. На пляже играла пленительная музыка, сновали приветливые киприоты, чьи мягкие руки всегда были готовы к услугам. Нет сомнения, Настя никогда не пожелала бы себе оказаться в команде прислуги. В этой жизни надо быть сильным - аксиома. Лишь тогда солнечным лучом пробивается шанс примкнуть к стану повелителей. И пусть Катя, старшая сестра, часто твердила в суровой, оцепеневшей в депрессии Москве о духовном величии. Полностью признавая благородную силу интеллекта и начитанности, Настя благодарила Бога, подкинувшего ей эффектные внешние данные.

Высокая, изящная, с длинными, до колен, прозрачными на солнце волосами, она знала, как умеет привлечь к себе поклонников обаянием своей улыбки, матовой свежестью кожи, игривостью интонаций. На ее правом бедре всегда был приторочен невидимый колчан со стрелами Амура, и Настя выпускала их стремительно и точно в цель.

Полгода назад она поразила эдакой дивной стрелой Князя. Сын доярки и колхозного конюха, он любил, чтобы его величали именно так - Князем. Она со своей стороны готова была назвать крестьянского сына хоть Буддой за щедрость и головокружительные перспективы.

Если бы тогда, в марте, ей сказали, что волшебная стрела направлена ею не в ту сторону, Настя лишь усмехнулась бы...

Приостановив скутер, покачиваясь на волнах, продолжала наслаждаться созерцанием берега. Сосновая роща, окружавшая гордый отель, убаюкивала англичан, американцев и новых русских живительными фитонцидами. Сюда приезжали расслабиться после изматывающей нервы России, после очередного крупного куша, когда удалось схватить на лету добычу, но не подставиться самим. Здесь отдыхали сильные и ловкие русские, чья генетика не ослабла от войн и революций. Слабые и унылые дремали в пыльной и душной августовской Москве.

Вспоминая Катю, Настя вздохнула. На выдохе почувствовала легкий укол в грудь. И даже не успела сообразить, что произошло. Мгновенно ей стало нечем дышать - будто она покачивалась не на скутере в лучезарном море, а в вонючем вагоне московского метро. Воздуха не было. За одно мгновение не осталось сил наслаждаться диковинным островом.

Ставшее нестерпимым солнце красным взрывом разорвалось не только перед глазами, но и в голове.

Величественный отель ЧЕРЧИЛЛЬ сиял на берегу по-прежнему. Тугие волны вновь и вновь лизали огромные валуны перед пирсом. Но в центре сей идиллической картины на притихшем скутере застыло мертвое тело Насти Храмцовой, так и не примкнувшей к стану повелителей.

***